Экономический воспроизведения

Понятие «экономический воспроизведения» из легального экономического процесса перешло в теневую экономику. Причем, как было показано в предыдущем параграфе, в легальном секторе проходит полная деградация составляющих процессов экономического воспроизводства: упадок производственного потенциала, старения средств производства, уничтожение производственного сектора экономики, производительных сил и др., Тогда как в теневой экономике наблюдаются процессы «воспроизведение», причем в геометрической прогрессии. Правда, именно «воспроизведение» прогрессирует только в аккумуляции коррупционного и другого криминогенного потенциала, а не увеличение НПП или иных положительных экономически воспроизводственных процессов.

Как отмечалось выше, эти же изменения в общественно-экономических отношениях обусловили перемещение центра тяжести всей преступности в экономической сфере. Даже общеуголовные преступления (убийства на заказ, шантаж, вымогательство (рэкет), разбойные нападения, грабежи, кражи и др.) Осуществляются на профессиональной системной основе с целью стремительного накопления частного капитала, то есть по мотивам воспроизведенной-экономического, а не эпизодически-потребительского характера . Именно эта мотивация стала основой роста экономической преступности (основной подвид источников подпольного сектора теневой экономики) к объемам легальных экономических оборотов.

На первый взгляд, распределение финансовых (в том числе и бюджетных), энергетических и других ресурсных потоков и информационных каналов между элитно-клановыми группировками уже осуществился, что, по прогнозам теоретиков общественно-экономических преобразований, должно было эти элитно-преступные кланы подтолкнуть к наведению правопорядка и стабилизации криминогенной обстановки. Вместе с тем, как показывает мировая, а теперь и отечественная практика, процесс накопления и перераспределения капиталов в антагонистически-конкурентном, крайне виктимизирована, среде не имеет конца. Причем динамическая трансформация общественно-экономических отношений обусловила трансформацию способов экономических преступлений и некриминализованих теневых действий, осуществление которых предусматривает использование легальных высокотехнологичных финансово-хозяйственных инструментов, компьютерных технологий, применение которых приводит к накоплению глобальных объемов теневых капиталов преступного происхождения, а вместе с этим — воспроизведения криминогенного потенциала и источников получения таких доходов. Отдельные однопрофильные эпизодические преступления как источники подпольного сектора теневой экономики трансформируются в глобальный макроривневий криминогенный процесс — в однопрофильные-стабильные и сопутствующие с ними разнопрофильных-стабильные прогрессирующие источники преступных доходов воспроизводственного характера. В качестве примеров такой трансформации преступлений, можно привести уже упомянутые нами кредитные отношения, когда отдельные случаи мошенничества (невозврата кредитов) переросли в сплошное мошенничество с кредитными ресурсами. Как отмечалось выше, уже несколько последних лет более половины получаемых кредитных средств заемщики кредиторам не возвращают. Причем, если внимательно изучить эти кредитные дела на предмет соблюдения самыми «потерпевшими» кредиторами правового режима предоставления кредитов, соблюдения установленных НБУ экономических нормативов и методологических технологий по управлению кредитными рисками, то станет совершенно ясно, что основную часть предоставленных в кредит средств уже при их получении никто не требовал и не собирался возвращать. Эти средства были украдены заемщиками и нередко в соучастии с самыми должностными лицами (пострадавших кредитных учреждений), которые принимали решение о предоставлении такого кредита .

Другим примером трансформации финансово-хозяйственных отношений в глобальный криминогенный процесс являются: овладение средствами населения путем мошенничества трастовых компаний; эмиссии фиктивных денежных средств под прикрытием псевдорозрахункових операций; раскручивания инфляционной спирали с помощью повышения курса СКВ по национальной денежной единицы и др.

Поэтому, по нашему мнению, именно выделения из криминологической науки подотрасли «экономическая криминология» позволит на методологическом уровне сосредоточить внимание беспристрастных ученых и практических работников органов государственной власти и управления на определении объективных причин негативных тенденций в экономике, а также на разработке методов криминологического мониторинга тех или иных источников теневой экономики, определении их мощности, методов противодействия и др.

Поскольку основой негативных социально-экономических процессов является большой, криминогенно — насыщенный перераспределение собственности, то именно экономико-криминологические методы призваны показать динамику, уровень, макро — и микрорефлективни, взаимосвязаны технологии воздействия криминогенных аспектов перераспределения собственности на указанные деградационные тенденции. Именно экономическая криминология, как интегративно-синтезирующий элемент теории детенизации экономики, призвана стать основой для разработки и создания экономических предпосылок и организационно-правовой инфраструктуры детенизации экономики — одного из важных рычагов преодоления современного экономического кризиса.