Вербальная иерархизация общества как символический ресурс социальных технологий исторический опыт часть 4

Принцип эгалитаризма, положенный в основу новой вербальной дифференциации социальных, профессиональных и квалификационных категорий индивида, с усилением тоталитарных тенденций, укреплением и бюрократизацией аппарата государственного управления и его слиянием с монопольно правящей партией постепенно уступил место четкой субординации. Так, в 1940 г. Все номенклатурные работники прошли аттестацию на присвоение им воинских званий. Милитаризация всех сфер жизни советского общества стала фактором, определявшим форму и содержание социальных отношений и их символического вербального закрепления в системе официальной номинации до распада СССР.

Вступление Украины независимости стало мощным толчком к восстановлению национального символического пространства. Однако сегодня, несмотря на определенную символическую определенность в сфере государственной атрибутики, знаковая социальная и профессиональная иерархизация все еще находится в состоянии становления. Причины этого, по нашему мнению, следует искать в следующем.

Отечественная система вербальной знаковой иерархизации общества имеет многовековую историю. Однако, учитывая то, что политическая история украинства отмечена длительными периодами внедержавности, становление и развитие символических, в частности вербальных, отличий социального статуса человека претерпело значительное влияние со стороны традиций, сформировавшихся в пределах государств, в состав которых в разные времена входили украинские земли . Таким образом, отсутствие в Украине на момент провозглашения независимости традиции целостной и логической структуры символического празднования социальной и служебной стратификации, которая была бы закреплена исторически и смогла бы выступить в качестве источника восстановления данного сегмента символического пространства нового государства, сказалось на его пестроте и фрагментарности. Так, в военной сфере и военизированных структурах, требующих жесткой дисциплины и субординации, сохранилась советская модель официальной номинации. Общие положения и статус государственных служащих было заложено Законом Украины «О государственной службе» от 16 декабря 1993, который установил четкую, европейского образца систему должностных рангов. А возрождение исторических казачьих традиций вербальной социальной и профессиональной дифференциации произошло на уровне гражданского общества.

Однако мы предполагаем, что богатый плюралистический опыт знаковой социальной номинации, который Украина получила в силу исторических причин, следует рассматривать не как препятствие на пути конструирования монолитного национального символического пространства, а как неисчерпаемый источник символотворення.

Подытоживая вышесказанное, отметим, что система вербальной знаковой системы иерархии общества, независимо от его специфики, которая определена в каждом конкретном случае историческими, культурными, идеологическими и этнорегиональных факторами, является отражением практического вклада носителей вербальных статусных отличий в функционировании экономической, духовной, правовой и политической подсистем общества и, таким образом, может рассматриваться как социальная технология управления.